Главная » ЭКОНОМИКА » Минэкономики определило регионы — лидеры и аутсайдеры по росту экономики

Минэкономики определило регионы — лидеры и аутсайдеры по росту экономики

Фото: Reuters

Экономика Сахалинской области сократится в предстоящие пять лет на 14,6%, или на 3,1% в среднем за год, а еще в девяти российских регионах среднегодовой рост будет минимальным — не более 1,5%. Это следует из прогноза социально-экономического развития России на 2020–2022 годы, подготовленного Минэкономразвития и внесенного в Госдуму вместе с проектом бюджета (см. инфографику).

Где роста почти не будет

Сахалинская область с населением 490 тыс. человек — единственный регион, в котором Минэкономразвития прогнозирует отрицательную динамику валового регионального продукта (ВРП) в течение всего прогнозного периода, то есть до 2024 года. Как отмечает ведомство, это обусловлено сокращением объемов производства в нефтегазовом секторе на острове.

Главные нефтегазовые проекты в регионе — это «Сахалин-1» и «Сахалин-2». По словам главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, в рамках проекта «Сахалин-1» сокращение добычи носит плановый характер и обусловлено планом освоения. «Там полка уже достигнута, они вышли на свой прогнозный потолок. Что касается новых проектов («Сахалин-4», «Сахалин-5»), там ситуация оказалась тяжелее, и пока не ясно, когда можно будет рассчитывать на новые перспективные проекты», — пояснил он.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

На нефтегазовой игле

В 2018 году рост ВРП Сахалинской области составил 4,9%, а добыча полезных ископаемых выросла на 5%. Она обеспечивает почти 64% сахалинской экономики.

Однако, как следует из оценок Минэкономразвития, добыча нефти на проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2» к 2024 году снизится почти на 33% относительно 2019 года, до 11 млн т, а добыча газа — на 9%, до 18,1 млрд куб. м.

До 2018 года 75% доходов от налога на прибыль проекта «Сахалин-2» поступало в бюджет региона, 25% — в федеральный бюджет. Минфин предлагал перераспределить доходы зеркально, отправляя 75% в федеральный бюджет, чтобы направлять эти средства на проекты по всему Дальнему Востоку. В итоге переговоров региональные и федеральные власти пришли к компромиссу, и теперь налог на прибыль распределяется поровну между региональным и федеральным бюджетами.

В прошлогоднем прогнозе министерства ожидания относительно Сахалинской области были немного оптимистичнее, однако тоже лежали в отрицательной плоскости. Среднегодовое сокращение ВРП в 2019–2024 годах предполагалось на уровне 2%.

Как сообщили РБК в пресс-службе правительства Сахалинской области, в 2019 году объем ВРП, по оценке, вырастет на 2,1%. В 2024 году по сравнению с 2019 годом ВРП возрастет на 13,3% номинально, но в сопоставимых ценах (в реальном выражении) сократится на 14,6%, как и прогнозирует Минэкономики. Снижение обусловлено сокращением объемов производства в нефтегазовом секторе: в частности, добыча нефти на «Сахалине-1» сократится за пять лет на 32%, на «Сахалине-2» — на 36%, говорится в ответе.

Аутсайдеры роста

Также год назад Минэкономразвития прогнозировало сокращение ВРП в Ингушетии в среднем на 0,8% в год до 2024 года. А сейчас республика уже не попала в десятку регионов с самым низким прогнозным ростом.

В остальных субъектах-аутсайдерах Минэкономразвития ожидает рост, но минимальный: в Ханты-Мансийском автономном округе — 0,2%, в Республике Коми — 0,6%, в Костромской области — 0,7%.

Главный научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Наталья Зубаревич полагает, что роста в этих регионах может не быть вовсе. «ХМАО, Коми — нефтедобывающие регионы с достаточно старой добычей нефти и газа; угля там больше не становится. А Кострома — на чем расти? Депрессивный регион: ни инвестиций, ни живой экономики», — заметила она.

Министерство отмечает закономерность: в регионах с высокой долей добывающей промышленности темпы роста инвестиций более низкие, — и приводит примеры: ХМАО, Ямало-Ненецкий автономный округ, Магаданская область, Сахалин.

Замыкают десятку регионов — ожидаемых аутсайдеров Пермский край и Челябинская область, там прогнозируется среднегодовой рост ВРП на 1,6%.

Экономика

Россия опередила Китай, Индию и Бразилию в неравенстве регионов

В пресс-службе минэкономразвития Челябинской области РБК пояснили, что в материалах федерального министерства содержатся показатели предварительного базового прогноза, учитывающего «внешние факторы, потенциально сдерживающие рост экономики». При этом есть еще и целевой вариант, который «основан на снятии внешних ограничений за счет реализации внутреннего потенциала региона». «В соответствии с целевым вариантом рост ВРП Челябинской области в 2020–2024 годах прогнозируется в среднем на уровне 3,4% в год», — сообщили в пресс-службе. Рост будет обеспечен «положительной динамикой в таких традиционных для региона отраслях, как металлургия и машиностроение, а также развитием перспективных специализаций, в том числе в сфере создания и производства композитных материалов, приборостроения, информационных технологий, сельского хозяйства и переработки пищевой продукции».

Где экономика будет расти

У регионов — лидеров экономического роста среднегодовой рост ВРП составит 4–8,8%, рассчитывает Минэкономразвития. Наилучший результат должны показать Чукотка (8,8%), Иркутская (8,7%), Амурская (6,1%), Магаданская (5,4%) области (см. инфографику).

Рост в этих регионах будет связан с реализацией инвестиционных проектов (ввод новых производств, наращивание объемов производства) в лидирующих для этих регионов направлениях, поясняет министерство. Это добывающая промышленность (уголь, нефть, золото, алмазы), переработка добытого сырья (нефть, лес, золото), машиностроение, фармацевтика, химическое производство, торговля, строительство.

Зубаревич предположила, что прогноз, в частности, обусловлен строительством в Амурской области газоперерабатывающего завода, наращиванием добычи нефти и строительством газоперерабатывающего завода в Иркутской области, расширением золотодобычи на Чукотке и в Магаданской области.

Эффект базы

Заметный рост экономики может объясняться эффектом низкой базы, предупреждает Зубаревич: в таких регионах, как Магаданская область, Адыгея, рост будет более заметен за счет невысоких стартовых позиций.

Экономика Чукотки, по прогнозу Минэкономразвития, вырастет на 47% за пять лет, но сама по себе она невелика — лишь 0,1% суммарного ВРП всех российских регионов. Такая же доля у Адыгеи, а доля Магаданской области — 0,2%.

Аналогично и с отрицательными показателями у субъектов с высокой базой: у Сахалина был «зашкаливающий ВРП», который теперь немного сокращается, но в процентах это сильно заметно, говорит глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин. Сахалинская область занимает четвертое место в России по показателю ВРП на душу населения, по данным Росстата.

Общество

Составлен рейтинг регионов по доступности электричества

Красноярский край по прогнозным темпам роста ВРП тоже попадает в десятку слабейших — но регион представляет одну из крупнейших экономик страны, занимая девятое место по объему ВРП, подчеркивает пресс-служба губернатора и правительства этого региона. Основу экономики составляют добыча углеводородов и цветная металлургия, сконцентрированные в нескольких крупных компаниях. «Экономика такого типа неизбежно развивается неравномерными темпами. Крупные инвестиционные проекты требуют длительного времени на подготовку и реализацию. Только после завершения строительства, выхода на промышленную эксплуатацию новых объектов происходит очередное увеличение валового продукта», — говорится в комментарии пресс-службы.

Региональное неравенство пока непобедимо

Российские регионы очень сильно дифференцированы по экономическому развитию и уровню жизни. В составленном Всемирным банком рейтинге Россия вошла в тройку лидеров по региональному неравенству среди стран Европы и Центральной Азии. По данным Минэкономразвития, уровень бедности в субъектах варьируется от 6 до 40% от численности их населения. Целевые показатели по снижению уровня бедности составлены для регионов с учетом необходимости снижения дифференциации регионов по уровню жизни.

«Вместе с тем в силу очень разных стартовых условий к 2024 году даже в целевом сценарии дифференциация субъектов по этому признаку [уровня жизни] сохранится, однако ее степень существенно снизится», — признает Минэкономразвития в своем прогнозе.

В свою очередь, Минфин в «Основных направлениях бюджетной политики» до 2022 года указывает, что одна из целей правительства — сокращение дифференциации в уровне экономического развития регионов, в том числе за счет стимулирующих механизмов для регионов с низким уровнем развития.

Губернаторов оценят по нацпроектам

В апреле 2019 года президент России Владимир Путин утвердил перечень критериев, по которым оценивается эффективность деятельности губернаторов по достижению национальных целей, определенных в майском указе 2018 года.

В списке 15 пунктов. Среди них: объем инвестиций в основной капитал, производительность труда в базовых несырьевых отраслях, количество высокопроизводительных рабочих мест, уровень бедности. Для каждого субъекта Минэкономразвития разработало целевые значения этих показателей с учетом региональных особенностей и уровня социально-экономического развития.

Как отмечает ведомство в своем прогнозе, меры государственной политики федерального уровня настроены таким образом, чтобы стимулировать инвестиции в несырьевых секторах обрабатывающей промышленности.

Более высокие темпы роста инвестиций прогнозируются в Липецкой области, Санкт-Петербурге, Новосибирской, Тульской, Калужской областях, традиционно имеющих специализацию в области обрабатывающих производств и транспортировки. Более низкие темпы роста инвестиций Минэкономразвития ожидает в регионах с высокой долей добычи: Магаданской, Сахалинской, Тюменской областях, Якутии, Чукотском автономном округе, ХМАО, ЯНАО, НАО.

Влияют ли на карьеры губернаторов экономические показатели региона

В марте Центр экономических и политических реформ (ЦЭПР) выпустил доклад, в котором проанализировал влияние социально-экономических факторов при назначении центром глав регионов. Эксперты пришли к выводу, что прямой зависимости между успехами или неудачами региона в экономическом развитии и сменой глав субъекта нет, в кадровых решениях по высшим должностным лицам присутствует фактор «случайности».

Авторы исследования полагают, что социально-экономические факторы (рост экономики, увеличение бюджета, повышение уровня жизни) должны прийти на смену «ситуативно-личностным, политическим факторам» при назначении врио губернаторов.

Общество

Силуанов предложил реструктурировать долги регионов на ₽75 млрд

Но опрошенные РБК эксперты не считают, что прогноз Минэкономразвития по темпам экономического роста регионов и других социально-экономических показателей прямо повлияет на положение губернаторов.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что не стоит абсолютизировать многочисленные KPI для губернаторов. «Во-первых, очевидно, что не по всем из них можно быть лидером. Во-вторых, сложно говорить о прямой зависимости всех экономических процессов от действий власти — тем более что экономика части регионов привязана к конъюнктуре внешних рынков. В-третьих, ключевые кадровые решения принимаются все же по политическим или эмоциональным, а не экономическим соображениям», — сказал он.

Темпы роста ВРП — критерий, на который губернатор не может повлиять, отмечает Зубаревич. «Не губернатор решает, что пойдут какие-то деньги на золотодобычу на Чукотке. И уж точно не губернатор Амурской области решает, что там будет газоперерабатывающий завод», — пояснила она.

По словам Костина, социально-экономическое положение в регионе — один из самых важных критериев для оценки его руководства. «Конечно, если регион будет аутсайдером или будет сильно отставать от целевых показателей, которые есть в нацпроектах, то это будет негативно сказываться на карьере губернаторов и отношении к ним как на федеральном, так и на региональном уровне», — подчеркнул он. Однако он предостерегает от «бухгалтерского подхода» в оценках эффективности губернаторов. Для этой задачи более подходит не рост ВРП, а уровень жизни населения. «Политические последствия вытекают из такого показателя, как социальное самочувствие, которое зависит от качества жизни, а не от формальных процентных показателей», — заметил политолог.

Политическая устойчивость губернаторов пока слабо коррелирует с прогнозами экономического развития регионов. Так, глава Иркутской области коммунист Сергей Левченко попал в сентябрьский рейтинг политической устойчивости глав субъектов с истекающими в 2020 году полномочиями с оценкой высокой вероятности отставки, хотя среднегодовой рост ВРП Иркутской области прогнозируется почти на самом высоком уровне в стране — 8,7%. В то же время политологи говорят о высоком риске отставки и некоторых руководителей субъектов с падающей экономикой — в частности, Натальи Комаровой (ХМАО) и Сергея Ситникова (Костромская область).

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Анна Гальчева

Источник

Оставить комментарий