Главная » ПОЛИТИКА » Удар по зоне деэскалации: почему ситуацию в Идлибе снова обсуждают в ООН

Удар по зоне деэскалации: почему ситуацию в Идлибе снова обсуждают в ООН

Фото: Anas Alkharboutli / DPA / ТАСС

Почему ситуация в Идлибе обсуждалась в СБ ООН

Гуманитарный кризис в Сирии и ухудшающаяся ситуация в провинции Идлиб — одной из зон деэскалации — 28 мая стали центральными темами заседания Совета Безопасности ООН. Представлявший Россию замминистра иностранных дел Сергей Вершинин заявил, что Москва не допустит проведения в провинции масштабной военной операции и «превращения Идлиба во вторую Ракку» (Ракка, контролировавшаяся террористами запрещенного в России ИГ, «столица халифата», была почти полностью разрушена в 2017 году в ходе освобождения курдскими силами при авиационной поддержке международной коалиции во главе с США).

В тот же день США обвинили Москву и Дамаск в безрассудной эскалации насилия. «Неизбирательные атаки на гражданское население и общественную инфраструктуру, такую как школы, рынки и больницы, являются безрассудной эскалацией конфликта и недопустимы», — заявила пресс-секретарь американского внешнеполитического ведомства Морган Ортагус.

Ситуация в Идлибе, последней не контролируемой Дамаском зоне деэскалации, заметно обострилась с начала мая. В ответ на обстрелы сирийская и российская авиация наносили удары по позициям боевиков в зоне деэскалации. ООН серьезно этим обеспокоена: в организации неоднократно предупреждали, что военная операция в Идлибе угрожает обернуться гуманитарной катастрофой — в регионе проживают около 3 млн человек. Skynews Arabia сообщает, что Дамаск при бомбардировках использует запрещенные кассетные боеприпасы.

По данным Союза медицинских организаций помощи Сирии (базирующаяся в США НКО), с 28 апреля в результате бомбардировок Идлиба погибли 229 гражданских лиц, ранены более 700, около 300 тыс. человек были вынуждены покинуть свои дома. ООН приводит ту же цифру погибших за последний месяц.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

С начала мая боевики минимум шесть дней обстреливали российскую базу в Хмеймиме. Никто не пострадал, ущерба они не нанесли, однако эти атаки угрожают жизни российских военных, говорил РБК Вершинин, обещая ввести новые меры безопасности. В среду он заявил, что боевики «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, бывшая «Джебхат Ан-Нусра» — запрещенная в России организация) распространили свое влияние на 99% территории провинции, а атаки России направлены исключительно против боевиков запрещенных организаций. По данным сервиса liveuamap, в последние сутки активно обстреливаются южные районы и восток провинции Идлиб, а также северные районы провинции Хама (также входит в идлибскую зону деэскалации).

Почему не работают российско-турецкие договоренности

Идлиб — зона ответственности Анкары, как решили участники астанинского переговорного формата (Россия, Турция, Иран) два года назад, договариваясь о создании четырех зон деэскалации. В сентябре прошлого года лидеры России и Турции в Сочи согласовали меморандум об урегулировании кризиса в Идлибе. Владимир Путин и Реджеп Эрдоган договорились, что нужно разделить умеренную оппозицию и террористов, а также создать демилитаризованную зону по периметру неподконтрольного Дамаску региона — полосу шириной 15–20 км вдоль линии соприкосновения правительственных войск и вооруженной оппозиции. Размежеванием радикальных и умеренных группировок должна была заняться Анкара. Однако процесс застопорился. 13 мая Путин и Эрдоган вновь обсудили по телефону ситуацию в Сирии «с акцентом на обстановку в идлибской зоне деэскалации», согласно сообщению Кремля. Тогда же лидеры двух стран договорились о создании российско-турецкой рабочей группы по Идлибу, ее первое заседание прошло 17 мая.

Агентство Reuters со ссылкой на источники среди представителей оппозиции сообщило, что Турция наращивает поставки вооружений сирийским повстанцам для отражения атак правительственных войск, поддерживаемых Россией. Одна из последних поставок включила в себя «десятки бронированных машин», ракетные пусковые установки и противотанковые управляемые ракеты. По данным источников Reuters, Анкара сделала это после того, как не смогла убедить Москву в необходимости остановить военную эскалацию, чтобы предотвратить приток беженцев в Турцию. Турецкие власти эту информацию не комментировали.

Когда можно ожидать спада напряженности

Нынешняя ситуация в Идлибе — результат того, что российско-турецкий сочинский меморандум оставляет пространство для трактовок, а также содержит пункты, крайне сложные для реализации, в частности о размежевании радикальных боевиков и умеренных, объясняет руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов.

Даже если бы Турция решила проблему с ХТШ, вряд ли кризис в Идлибе удалось бы быстро разрешить, считает руководитель центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов. Дамаск настаивает на восстановлении полного контроля над страной и намерен вернуть все территории, объясняет он. «Было ясно, что рано или поздно президент Сирии Башар Асад начнет операцию. В Восточной Гуте ХТШ не играла особой роли, но это совершенно не спасло регион», — напоминает эксперт. Восточная Гута, которая также является зоной деэскалации, в феврале-апреле прошлого года оказалась в центре операции правительственных войск, которые вытеснили оттуда вооруженную оппозицию.

«Для Турции важно сохранение нынешней ситуации в Идлибе, так как она гарантирует учет интересов Анкары в переговорах. Турция могла бы согласиться сдать Идлиб взамен на создание буферной зоны на северо-востоке Сирии и решение курдского вопроса», — поясняет Семенов. Поэтому полностью уничтожать ХТШ сейчас слишком затратно и не соответствует задачам Анкары. К тому же, добавляет эксперт, к ХТШ Анкара относится не так, как Москва: «Там считают, что у организации есть и умеренное крыло — те, кто не разделяет джихадистскую идеологию, но присоединился к группировке по каким-то тактическим причинам».

Москва может повлиять на Дамаск и не допустить полномасштабной операции в Идлибе, уверен эксперт Российского совета по международным делам Тимур Ахметов. «Любая операция в Идлибе будет кровопролитной без поддержки российских ВВС», — говорит он. Учитывая изоляцию Ирана, закрепить успех операции на дипломатической арене Дамаску будет сложно без помощи Москвы, добавляет Ахметов.

Россия изначально не была заинтересована в операции в Идлибе, отмечает Антон Мардасов. В интересах Москвы — сократить неподконтрольную Дамаску зону, но так, чтобы не испортить отношения с Анкарой и обеспечить работу трасс Алеппо — Латакия и Алеппо — Хама, резюмирует эксперт.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Александр Атасунцев

Источник

Оставить комментарий